МИР ИСКУССТВ №31 (32) 12 августа 1998 года 15

ТЕЛО МУЗЫКИ

ДУХ КРАСОТЫ

С самого начала артистической карьеры Полины Осетинской (каковое начало случилось весьма и весьма рано) к рассуждениям о том, как она играет на рояле, примешивались рассуждения о посторонних предметах. Сначала (судьба всех вундеркиндов) публику волновало, что такая малютка и вот, играет на рояле. Потом у нее случились разные драматические коллизии во взаимоотношениях с отцом, что, разумеется, также вызвало живейший обывательский интерес. Наконец, выросла Осетинская в замечательную красавицу...

В июне Полина экстерном, проучившись четыре вместо пяти лет, закончила Петербургскую консерваторию (5+ в дипломе) это ли не повод для разговора?

Полина, теперь вы не чудо-ребенок, и не героиня скандальной хроники, и не активно концертирующая студентка, теперь вы уравнены в правах со всеми выпускниками консы. Что-нибудь изменилось в вашем самоощущении!

Дело в том, что я и в консерватории не ощущала себя ученицей. Конечно, мне всегда помогала мой педагог Мария Вениаминовна Вольф, тем не менее я всегда чувствовала себя самостоятельной не только в жизненных, но и в художественных вопросах.

Дальше?

Буду поступать в аспирантуру Московской консерватории.

Уезжаете!

Получается, что так.

Совсем)

Не хотела бы. Я очень привыкла к Петербургу, он меня воспитал, я его очень люблю. Несмотря на то, что это сопряжено с определенными сложностями, хочу продолжать снимать здесь квартиру, чтобы иметь возможность вернуться в Петербург в любой момент хоть на неделю, на месяц. Мне больно при мысли, что я могу расстаться с этим городом окончательно и бесповоротно.

Вы же москвичка.

Но всю сознательную жизнь я провела здесь.

Здесь все, кто вас хорошо знает, осведомлены, что нет лучшего способа вызвать ваше раздражение, как подойти пос-.ле.клнодОД и начать рассътэт-лъътготаъ -лах вашей красоте. Вообще-то для женщины сердиться на комплименты ее внешности довольно нехарактерно...

Я никогда не раздражаюсь, когда делают комплименты моей внешности, если они не раздаются непосредственно после того, как я только что вышла со сцены. В этом случае мне бы хотелось все-таки, чтобы меня воспринимали прежде всего как творческую личность.

Вам не кажется, что этот парадокс заключен в самой природе вашего занятия! Музыка, как известно, вместилище духа, и все материальное ей чуждо. А тут довольно большое количество людей хочет не столько вас слушать, сколько на вас смотреть, и как тут быть! Я не призываю, конечно, полосовать себе лицо бритвой...

Хотя такие мысли бывали.

Правда!

Не в буквальном смысле, разумеется, но что-то сделать для того, чтобы как можно меньше внимания обращали на внешность. Довольно часто люди, которые бывают на моих концертах, достаточно индифферентно высказываются о том, как я играла, и нажимают на то, как я выглядела. Стоит мне поставить им аудиозапись этих же концертов, им вдруг все страшно нравится, они начинают кричать: Боже, как хорошо! Кто это играет?

Что же будь проклята эта красота! Может быть, в консерваторию принимать только кривоногих, толстых, страшных, которые бы чудом искусства преодолевали внешнее безобразие! Это традиционный романтический алгоритм, описанный, скажем, Набоковым в рассказе Бахман или Вертинским: Ваш любовник скрипач. Он седой и горбатый. / Он Вас дико ревнует, не любит и бьет.../ Но когда он играет концерт Сарасате, / Ваше сердце, как птица, летит и поет. Или, наконец, Паганини... Как все-таки разрешить противоречие между нематериальностью музыки и материальностью ее исполнителя!

->й предрассудок.

У публики есть Тс как бы синдром Дориана Грея: красивый внешне не может быть красивым внутренне.

Красивым или содержательным)

Или содержательным. Согласна. Мне бороться с этим бессмысленно. Я в процессе долгих... изысканий пришла к выводу, что нужно из этого недостатка сделать достоинство, пойти по чрезвычайно трудному пути играть так, чтобы доказать обратное.

Ваша зарубежная карьера, насколько мне известно, складывается более ровно и успешно, чем российская. Но как раз на Западе, особенно в Америке, публика штурмует залы на концертах Дэвида Хельфгота не потому, что он хорошо играет (играет-то он, как говорят, прескверно), а потому, что стал героем голливудской мелодрамы. Не свидетельствует ли ваш зарубежный успех, что вы попали в тот самый мейнстрим, в котором основную роль играют внемузыкальные обстоятельства!

Не думаю. Просто в России давно укоренилось мнение, что художник должен быть голодным, злым, уродливым, нищим и при этом гениальным. Быть успешным, благополучным и как следствие этого хорошо выглядеть просто неприлично. Мне кажется, наша публика попросту привыкла к стандарту: Истинный художник всегда отказывается от всего внешнего.

Это свойство только русского менталитета? На Западе человек согласен, чтобы ему ласкали ухо и глаз в равной степени? Он не видит в этом противоречия?

Нет, не видит. Для него это естественно. Для него красивый и должен быть талантливым. И наоборот. Но и здесь даже если в ближайшее время меня по-прежнему будут воспринимать как красавицу за роялем, с течением времени, надеюсь, мне удастся изменить этот эпитет хотя бы на талантливая женщина.

То есть ваш ориентир глубоко компетентная, понимающая аудитория, способная оценить ваши достоинства как пианистки и безразличная к остальному. Тем самым вы противоречите всем законам шоу-бизнеса, в сторону которого явственно дрейфует классическая музыка: люди добиваются известности, а вы от нее как бы отказываетесь...

Не то чтобы отказываюсь, а думаю, что все произойдет естественным путем. Количество интересующихся и праздно любопытствующих всегда превышает число способных оценить по достоинству. И рано или поздно те, кому это на самом деле не нужно, не интересно и не нравится...

Насмотревшись на вас...

Насмотревшись на меня, отсеются. Хотя, конечно, я не за то, чтобы у меня был маленький круг слушателей. Я за то, чтобы он был большой. Но я и за то, чтобы люди не путали внешнее и внутреннее.

А какова, по-вашему, пропорция этих двух субстанций в музыке! Например, Дисней прослушивал претенденток на озвучание Белоснежки за ширмой, чтобы не зависеть от экстерьера обладательницы голоса. С другой стороны, в филармоническую культуру привносятся театральные эффекты: свет-цвет-балет... Вот вы, например, не думали, что одна часть публики какое-то время разглядывает ваши шикарные туалеты, а вторая думаете Эта девушка талантом брать не пробовала.

Думала. Но я всегда выбираю платья, в которых мне комфортно, в которых я себя хорошо ощущаю. Например, Прокофьева не буду играть в ажурном белом платье с открытой спиной. Есть законы жанра: что-то можно играть в таких платьях, что-то нельзя. На самом деле у меня для каждой программы какой-то другой облик, который больше подходит этому времени, стилю, эпохе.

Собственно, ведь еще Скрябин предложил добавлять к музыке разные другие средства воздействия, и неважно, как слушатель приведен в нужное состояние, важно, что он в него пришел. Как вы относитесь к этой идее!

Я была бы ее сторонницей! если бы не знала, что можно добиться любых эмоциональных состояний у публики только игрой. Музыка в хорошем исполнении

бурю эмоций от, как это было в случае с Рихтером, тихого благоговейного ужаса до физиологического восторга, к примеру, на концертах Гилельса: Что же касается эффектов... Не то чтобы мне это немножко претит, ^го Крайней мере я не возьму на себя лидирующую роль в претворении в жизнь этой концепции. Я могу подчиниться если принимаю участие в каком-то проекте и меня убеждают в том, что это необходимо для успеха программы, я соглашусь еще и потому, что не я диктую условия в этом случае. Конечно, надо как-то видоизменять классическую музыку, что-то делать для того, чтобы реанимировать ее в ушах слушателей. Но я за то, чтобы делать это в большей степени музыкальными способами, нежели какими-то другими. Например, Гидон Кремер доказал, что можно именно и только музыкальными средствами реанимировать Времена года Вивальди, которые без содрогания слушать было уже практически невозможно. На последнем его концерте в Большом зале я поняла, как должна звучать музыка в XXI веке, и для этого не обязательно запускать в зал птиц, заколачивать колодки в рояль или устраивать какие-то световые галлюцинации.

А вам знакомо достижение полной, совершенной власти над залом чисто музыкальными средствами!

Но так почти всегда и бывает.

То есть вам не нужна та самая диене-мекая ширма)

Мне хотелось бы не чувствовать, что публика на меня смотрит. Например, в <арнеги Холле раз в год собираются крупнейшие импресарио и слушают исполнители в стереонаушниках. Они не видят, ужчина играет или женщина, молодой ши старый, они воспринимают только чипу ю музыку. 1

Вот никак нам не уйти от двойствен-юсти. Потому что признать, что это и есть } идеальное музицирование, значит от- fAiArura пт ТАГА пбгтоятельства, что вы

молодая и красивая женщина, имеющая > в этом качестве огромный успех.

Это моя мечта. Я не говорю о том, что она может воплотиться в реальность. Но поскольку, я живу в реальной жизни, мне и приходится воплощать в нее, в реальную жизнь, свой план, доказывая, что артист может быть не только талантливым, но и красивым. Или не только красивым, но и талантливым.

, Пожалуй, тут не может быть окончательных суждений. Ведь филармоническая традиция вовсе не чужда сценическим эффектам. Разумеется, лазеры, дым и костюмы от Юдашкина невозможны на сцене Большого зала. И если хорошо играть, скажем, Вагнера, в лазере и дыме просто нет нужды звука совершенно достаточно. Равно как хороший Шопен легко обходится без каких-нибудь криво повешенных тюлевых пелен и стоящих за ними свечек, как любили устроить на приснопамятном ленинградском телевидении. Дурно же сыгранному Шопену они никак не помогут.

Тем не менее строгость эффектов не есть их отсутствие. Колористический лаконизм (черное белое блеск меди оттенки дерева) филармонического концерта вовсе не отказ от внемузыкальных средств воздействия, и если уж доводить до конца идею чистой музыки, следовало бы выходить на сцену в концерте в том же виде, что и на репетиции.

Наверное, права Полина звуковое и визуальное воздействие должно быть двуединым. Или, иначе говоря, лишь сила искусства может так неразрывно все сплавить, что дух (музыки) не смотрит с высоты на брошенное им тело, но радостно в нем обитает. (Собственно, тут нет никакой новости, и за историческими примерами недалеко ходить возьмите хоть Клару Шуман).

Записи записями, но пойду-ка я слушать Осетинскую в филармонию. Причем слушать, не закрыв глаза. Ни в коем случае.

Дмитрий ЦИЛИКИН

Все материалы раздела «Пресса»


© 2007-2017 Полина Осетинская, Der Fliegende Hollander