Высокое искусство безупречного ансамбля

Источник: СВЕЖАЯ ГАЗЕТА. КУЛЬТУРА № 18 (126) ноябрь 2017
Автор: Дмитрий ДЯТЛОВ
Фото: Михаила ПУЗАНКОВА

Она, пророчествуя взгляду Неоцененную награду, Влечет условною красой…
А. Пушкин. Евгений Онегин

Саундтрек к фильму, музыку балета или музыку к спектаклю принято считать не самостоятельными произведениями искусства, а некими прикладными жанрами, призванными иллюстрировать сюжетные коллизии или перипетии драмы, рисовать характер персонажа или служить ритмоинтонационной основой хореографии. При этом нередки случаи, когда музыка, написанная для кино или театра, звучит с филармонической сцены. Лишенная видеоряда, музыка в таких случаях становится самоценной, а иногда обнаруживает чрезвычайную выразительность, воздействуя на слушателя непосредственно и сильно.

Программа концерта ПОЛИНЫ ОСЕТИНСКОЙ и АЛЕКСЕЯ ГОРИБОЛЯ менялась трижды. Изменения коснулись произведений французских авторов. Можно себе представить некий телефонный разговор. Вкрадчивый, с ласкающими интонациями голос из Самарской филармонии: «Полина, Алексей! Мы вас так ценим! Но почему Равель, почему Дебюсси? Наша публика вряд ли поймет эту музыку. И кто такой Форе? Вы говорите — «камерная музыка»? Но это вообще не наш формат». В результате разговора несколько измененная программа с влекущим подзаголовком «Музыка театра и кино».

Но это, конечно, вольная фантазия. Скорее всего, артисты сами решили, какие произведения играть в Самаре, мягко, деликатно, но настойчиво продвигая музыку Владислава Успенского и особенно Леонида Десятникова. Не обошлось и без признанных отечественных классиков XX века Альфреда Шнитке и Валерия Гаврилина. Здесь же чрезвычайно популярная киномузыка Андрея Петрова и Микаэла Таривердиева. А вот мелькнувший в одном из вариантов программы П. Чайковский был бы уже избыточен. Романтический век в концерте представлял Жорж Бизе легкими для восприятия пьесами из альбома «Детские игры».

Вообще в выборе произведений и в принципе их чередования в концерте музыканты обнаружили не только большой опыт, но и какие-то даже телепатические способности. Они абсолютно угадали то, что именно в этот вечер будет понастоящему востребовано самарским слушателем. А ведь риск был. И это даже не непривычные среднестатистическому уху созвучия Шнитке (а в высших эшелонах власти, как известно, его вообще трудно понимают), а скорее сложное по своим скрытым смыслам и художественным аллюзиям произведение Десятникова «В сторону лебедя».

Музыканты искусно окружили его сочинениями других авторов. Это и сюита «Ревизская сказка» Шнитке, исполненная с острой характерностью и сарказмом, и Вальс из мюзикла «Анна Каренина» Успенского, сыгранный музыкантами с тонким пониманием авторского стиля (пьеса, несмотря на свою условную простоту, в чем-то говорит об «авангардном» опыте автора).

Во втором отделении вновь звучала музыка Десятникова. На этот раз она была представлена сочинениями для фортепиано соло. Несколько пьес исполнила Полина Осетинская, снискав восторженный и заслуженный успех у публики. На фоне ярких по своему контрасту и выразительной емкости пьес Колыбельная из фильма «Москва», исполненная Алексеем Гориболем с проникновенной тонкостью и подлинным лирическим чувством, отнюдь не потерялась, хотя и не вызвала шумных аплодисментов.

Разумеется, живой отклик получили Интермеццо на музыку Микаэла Таривердиева к фильму «Семнадцать мгновений весны», знаменитый вальс Андрея Петрова из фильма «Берегись автомобиля» и рождающие ностальгические воспоминания ритмы его же Увертюры к фильму «Укрощение огня». Завершала концерт музыка Валерия Гаврилина, несколько пьес из альбома «Зарисовки». Последняя — Тарантелла — была сыграна с невероятной энергией и силой кипящего ритмом движения. Монолитность ансамбля была такова, что казалось, будто музыканты абсолютно слились со своим инструментом.

Дуэт Осетинская-Гориболь имеет свое лицо. Их игру можно узнать и не глядя на сцену. Музыканты настолько разные, что их работа в ансамбле достойна удивления. Каждого можно узнать по сольным фрагментам вне зависимости от того, на одном они играют рояле или на двух, находятся слева или справа. При этом ансамбль без­ упречный и слушать их чрезвычайно интересно. Однако видеть их все же стоит. Не только музыка, исполняемая музыкантами, становится музыкальным театром, музыкальным сюжетом, музыкальным танцем. Но и сами движения артистов театральные. Нет-нет, не внешние, и не наносные, и не надуманные, и даже не комментирующие.

В своем сценическом амплуа дуэт Осетинская-Гориболь абсолютно естественен и притягателен, полон артистического и человеческого обаяния. Об артистическом амплуа музыкантов одним словом и не скажешь. Любой эпитет кажется недостаточным и не исчерпывает яркого впечатления от общения с ними. Исполнение их всегда наполнено искренним чувством, звуковая линия, полная силы и темперамента, пластична, подобно танцевальному движению. Звучание дуэта всегда рождает ассоциации с хореографией — когда классической, когда современной. Всякий звуковой образ будто вылеплен хореографом, претворен в пластике танца. Кажется, что каждый музыкальный характер «прописан» телесным движением.

Музыка театра и кино, прозвучавшая в исполнении Полины Осетинской и Алексея Гориболя, оставила впечатление высокого искусства, будто это были не «прикладные» опусы, предназначенные для сопровождения видеоряда, а сочиненные для концертного исполнения на филармонической сцене. Мы вдруг поняли, что эта музыка не только содержит в себе свои художественные смыслы, но и способна отвечать тонкому прикосновению исполнителя, открываться неведомыми глубинами на вдумчивый и требовательный запрос музыканта. В этом случае открываются не услышанные­ ранее краски, движения. Знакомая музыка разворачивается и вширь, и вглубь, ее горизонт отступает перед силой исполнительского искусства неординарных артистов.

Музыканты, судя по всему, не ожидали горячего приема зала и громкого успеха на сцене Самарской филармонии. Стало уже, так сказать, доброй традицией провожать каждого артиста шумными аплодисментами. Самарская публика в каждом концерте готова почтить музыканта вставанием. С этим не всегда можно согласиться, но в этот вечер такая реакция слушателей была абсолютно органична и оправданна. Слава дуэта Осетинская-Гориболь бежит далеко впереди них самих. Таким музыкантам достаточно лишь один раз появиться в Самаре, и о программе можно не думать. Благодарный самарский слушатель придет на музыкантское имя и с доверием отнесется к тому, что предложат любимые артисты. А любимыми они становятся с самой первой встречи, с первого теплого и глубокого впечатления, вынесенного из концертного зала.

  • * Пианист, музыковед. Доктор искусствоведения, профессор СГИК.

Все материалы раздела «Пресса»


© 2007-2017 Полина Осетинская, Der Fliegende Hollander