Пресса

Ночной концерт в рамках фестиваля "Ленинградские Мосты". Программа "Колыбельные"

Первый раз я услышал Полину Осетинскую в полной темноте — перед её гастрольным концертом в Челябинском музыкальном училище вырубился свет, и Полина пол-отделения играла во мраке. Тогда ей было тринадцать. Мне двенадцать.

Вчера, тридцать лет спустя, я вновь услышал/увидел Полину в полусумраке. Это был ночной, таинственный, почти конспиративный концерт в Музее мостов; попасть на него могли только человек сорок — длинными, совершенно тёмными коридорами музея, где указателями в импровизированный зал мерцали едва заметные огоньки. Прошедших извилистый квест ждала награда — первый оффлайновый (после карантина) концерт Полины, на котором она исполнила колыбельные композиторов трёх веков. Макеты и чертежи поездов, семафоров и мостов, странные конструкции вокруг, жёлтые колосья, из которых "вырастал" рояль, настоящий (!) купейный вагон на заднем фоне с уютно горящими окошками, сумрак, слушатели в обязательных масках, тонущие в креслах-мешках.

"Баюльные" шедевры Полина играла нежнейше, с какой-то трогательной заботой помогала нам отрефлексировать и "отпустить" случившееся за последние полгода, успокаивала нас. И под прозрачнейшие голоса Шопена, Шумана, Листа мы поверили, что всё будет хорошо: вагончик несётся сквозь настоящую ночь, поблёскивающую холодным металлом рельс, но Полина разрешает нам дремать уютно и ласково, пока ковидная тьма за окнами окончательно не иссякла.

Это был прекрасный экспириенс — что-то подлинное из далёкого детства, когда поезда были игрушечными, рояль — живым, колыбельные — целительными. Счастливый, спасительный вечер.

(Российский поэт, драматург, либреттист, литературный, театральный, музыкальный критик Константин Рубинский)

Все материалы раздела «Пресса»