Пресса

В Петербурге сыграли музыкальный спектакль «Дягилев. Последние дни»

В музыкальном спектакле режиссера Романа Габриа «Дягилев. Последние дни» со страниц воспоминаний и портретов сошли Дягилев и Мися Серт, его французская подруга-пианистка. В этой роли дебютировала на драматической сцене пианистка Полина Осетинская. Спектакль стал послесловием проекта выставки «В круге Дягилевом» и отдаленным эхом фестиваля «Дягилев. P. S.».
Есть версия, что притяжение Дягилева и Миси Серт имело под собой глубокую психологическую подоплеку: оба рано лишились матерей, а потому всю жизнь были ведомы инстинктами помощи и поддержки. Парижанка польского происхождения Мися (вариант Мизиа) Серт, родившаяся в 1872 году в Петербурге, проведшая детство и юность в Бельгии и Франции, мгновенно включила в орбиту своего внимания знаменитого антрепренера. Она помогала ему входить в разные круги великосветского Парижа, знакомя с влиятельными людьми, участвуя финансово в проектах.
Судьбы Миси хватило бы не на один спектакль. Ее рисовали Ренуар, Тулуз-Лотрек, свои сочинения ей посвящали Стравинский, Равель, Пуленк, Верлен. Ее подругой была Коко Шанель. Ее небольшой, но фантастически насыщенный событиями, лицами, фактами, историями биографический роман «Пожирательница гениев» был переведен на русский язык в 2001 году. Именно здесь она написала: «Всегда считала, что художники гораздо больше нуждаются в любви, чем в поклонении. Я их любила, любила их работу, разделяла их горести и радости, их счастье жить».
Вот именно об этой любви и рассказано в спектакле-биографии, в котором удачно соединились эскизность и призрачность с телесностью и документальностью. Проект мог оказаться полным провалом в силу невозможности вернуть к жизни две столь грандиозные авантюрные судьбы. Но спектакль, сотканный из вереницы фрагментов документальных текстов, собрал в свою мозаику прозрачных фактур очень важные смыслы и положения. Мистический флер недоговоренностей, придыханий и умолчаний интригующе наполнял возникавшие паузы. Дягилев умирал в Венеции, где и похоронен на кладбище Сан-Микеле, там же где и Бродский. Мися посещала его в предсмертные дни, равно как навещала его и Шанель. А потому в этом спектакле так чувствовалось горячечное дыхание романа Манна «Смерть в Венеции».
Саунд-дизайнер Владислав Крылов напустил в зал Шереметевского дворца очень правильного звукового тумана, отражавшего дыхание вызванных к жизни призраков, вселившихся в тела пианистки Полины Осетинской и актера Михаила Николаева. На Дягилеве спектакль держался, как на истинном джентльмене. Николай Куглянт в мимической роли солиста дягилевского балета Леонида Мясина казался олицетворенным призраком, выписывавшим па как навязчивые идеи Дягилева, вечно одержимого чем-нибудь эдаким хореографическим.
Выбор же Полины Осетинской, дебютантки на драматической сцене, оказался ошеломляюще точен, кажется, лучше и придумать было нельзя. Полина всегда отличалась красотой, четкостью и литературностью даже обыденной речи, поэтому для спектакля ей как будто ничего не стоило выучить большие куски текста. А уж как кстати оказалось ее исполнительское искусство! Как бы между делом она дала еще и сольный концерт произведений из репертуара Мизии Серт, куда вошел калейдоскоп музыки Баха и Бетховена, Шуберта и Шопена, Дебюсси и Чайковского. Особым удовольствием было наблюдать за найденными рифмами искусства и жизни, когда пианистка играла пьесу «Февраль» из «Времен года» Чайковского, а в это время Дягилев намазывал икру на масленичные блины. Или, когда принеслась новость об уходе Нижинского к будущей жене, зазвучала «Смерть Озе» из «Пер Гюнта» Грига...
Захватывающего траурного величия была исполнена и Сицилиана из Органного концерта ре минор Баха с ее мерным баркарольным покачиванием в момент отправления гондолы на венецианский остров мертвых. Дягилев в черном, Мизиа в белом, фактически свадебном платье – они проходили на протяжении спектакля как жених и невеста, будто готовясь к чему-то очень важному в этой жизни. Но если и суждено было случиться их невозможному экстравагантному браку, то он произошел уже на небесах.

Владимир Дудин, Санкт-Петербургские Ведомости

Все материалы раздела «Пресса»